Россия наращивает объемы бурения нефтяных скважин. Ждем проблем?

Российский нефтяной сектор оказался более устойчивым к западным санкциям, чем это кем-то ожидалось. Но это не повод расслабляться...

Россия по итогам 2023 г. могла обновить постсоветский рекорд бурения эксплуатационных нефтяных скважин.

Об этом 10 января 2024 г. сообщил Bloomberg со ссылкой на данные компаний Kpler и Яков и партнеры (бывшее российское подразделение McKinsey).

Рост буровой активности продолжается

За 11 месяцев 2023 г. объем эксплуатационного бурения в России составил 28,1 тыс. км.

В целом по итогам 2023 г. объем эксплуатационного бурения оценивается на уровне свыше 30 тыс. км, что может превысить постсоветский рекорд.

Также за 11 месяцев 2023 г. число запущенных скважин превысило показатель за 2022 г. в целом - 7,93 тыс. против 7,84 тыс.

Число завершенных скважин также близко к рекордному показателю за 5 лет - за 11 месяцев 2023 г. показатель составил 8,54 тыс. по сравнению с 8,58 тыс. за весь 2022 г.

Рекордные объемы эксплуатационного бурения в России наблюдается 2й год подряд, что является еще одним свидетельством устойчивости российского нефтяного сектора к западным санкциям.

Нефтяной сектор стал одним из основных объектов антироссийских санкций, начиная от запретов на импорт и ограничения цен до запретов на экспорт технологий:

  • в 2023 г. США ввели санкции против десятков компаний, производящих буровое оборудование и разрабатывающих новые технологии производства, с целью ограничить будущие возможности России в области добычи.
  • ЕС в 2022 г. ввел всеобъемлющие ограничения на экспорт оборудования, технологий и услуг для энергетической отрасли в России, а также эмбарго на морские и часть трубопроводных поставок российской нефти.

В результате 2 крупнейших в мире поставщика нефтесервисных услуг - Halliburton и Baker Hughes - продали свои подразделения в России и покинули российский рынок.

Еще два гиганта, SLB и Weatherford, заявили, что продолжают свою деятельность в стране в соответствии с санкциями.

BCS Global Markets отмечает, что Россия значительно более независима в сфере нефтесервисных услуг, чем это принято считать.

По оценкам Rystad Energy, только около 15% внутреннего рынка бурения в стране зависит от технологий недружественных стран.

Призрак будущих проблем

Всплеск буровой активности произошел одновременно с восстановлением как объема, так и стоимости экспорта российской нефти.

Одновременно Bloomberg указывает на высокие темпы бурения при статичной добыче как на признак долгосрочных проблем в нефтяном секторе России в результате западных санкций:

  • отрасль прилагает все усилия, чтобы сохранить добычу на старейших скважинах,
  • новые проекты, которые позволят поддерживать добычу в ближайшие десятилетия, должны адаптироваться к изменившимся условиям.

Издание напоминает о том, что исторически в России рост и спад объемов бурения в стране происходили в основном синхронно с изменениями объемов добычи.

Тем не менее, в 2023 г. буровой бум сопровождался сокращением добычи, которое Россия осуществляет в рамках сотрудничества с ОПЕК+.

Издание приходит к выводу о том, что высокий уровень активности необходим просто для поддержания производительности в связи с истощением действующих месторождений.

По данным Оксфордского института энергетических исследований, по состоянию на 2022 г. на месторождения, которые эксплуатировались более 5 лет, приходилось почти 96% от общего объема добычи жидких углеводородов в России.

Многие из этих проектов по добыче нефти и газа уже давно вышли за пределы своих пиковых уровней добычи.

В качестве подтверждения приводятся мнения экспертов, в т.ч. экс-директора по стратегии Газпром нефти, а ныне научного сотрудника Фонда Карнеги С. Вакуленко, покинувшего Россию после начала СВО (см. за 9 января 2024 г.) и отметившегося рядом заявлений с критикой проекта Сила Сибири-2:

  • прежние планы по разработке новых месторождений были задуманы с учетом западных технологий, и их необходимо адаптировать к имеющимся технологиям,
  • российские нефтяные компании пытаются сохранить полку добычи, ускоряя добычу на старых месторождениях,
  • некоторые компоненты от иностранных поставщиков трудно достать, и российской промышленности, возможно, придется прибегнуть к более простым скважинам и меньшему количеству стадий гидроразрыва пласта (ГРП) из-за отсутствия деталей,
  • это сделало бы скважины менее продуктивными и более дорогими в расчете на баррель добытой нефти.

По мнению Г. Масакова, директора центра исследований и разработок компании Яков и партнеры:

  • технологической независимости, достигнутой бурильщиками, России будет достаточно для поддержания стабильной добычи в среднесрочной перспективе,
  • тем не менее, по его оценкам, со временем эффективность буровых работ в России снизится,
  • это потенциально может привести к риску в размере до 20% добычи в стране, если разработка неиспользованных запасов станет нерентабельной.

Нефтегазовый оптимизм властей

По факту признаков деградации в российском нефтесервисе на данный момент не просматривается.

Вице-премьер РФ А. Новак ранее говорил:

  • российский ТЭК активно добивается технологического суверенитета;
  • за 10 лет удалось снизить импортозависимость отрасли с 67% до 38%, в России уже освоено 140 новых производств по критически важным направлениям.

С 2015 г. удалось создать отечественные аналоги ряда важных технологий и оборудования - для ГРП, роторных управляемых систем (РУС), основную номенклатуру оборудования для подводной добычи, разрабатывается линейка оборудования для сжижения газа, создан стенд для испытаний.

В плане ГРП российские компании осваивают высокотехнологичные решения, например, высокоскоростные и большеобъемные ГРП, необходимые для освоения трудноизвлекаемых запасов (ТрИЗ), в частности, баженовской свиты.

Проводятся многостадийные ГРП (МГРП) с числом стадий, превышающим 60.